Мы пользуемся самым лучшим экстримальными магазинами интернета:


Чистые Экстракты 5х-40х Salvia Divinorum. Споры  Psilocybe. Cемена. Всегда Наложенный платеж 150 р.


Вернуться обратно.


Циклодол (паркопан).

Обсудить на форуме Центрального Комитета Психонавтов!

Информация из медицинского описания:

Торговое наименование: Циклодол .002 г табл. N 50 (Cyclodol)
Международное наименование:
Тригексифенидил (Trihexyphenidyl)
Страна-производитель: Россия
Фирма-производитель: Брынцалов А ЗАО
Формы выпуска: таблетки 2 мг
Фармакологическая группа: н-холиноблокатор центральный
Фармакологическая группа по АТК: N04AA01 Тригексифенидил
Фармакологическое действие: ганглиоблокирующее; м-холиноблокирующее периферическое; н-холиноблокирующее центральное; противопаркинсоническое; спазмолитическое
Фармакодинамика: Оказывает центральное и периферическое холинолитическое действие, релаксирующее действие на гладкие мышцы.
Показания: Синдром Паркинсона (монотерапия, комбинированная терапия с леводопой).
Режим дозирования: Начальная доза 1 мг в сутки. При необходимости, каждые 3-5 дней дозу повышают на 1-2 мг; кратность назначения - 3-5 раз в сутки. При идиопатическом паркинсонизме - 6-10 мг в сутки, при постэнцефалитном паркинсонизме - 12-15 мг в сутки, для коррекции экстрапирамидных расстройств, обусловленных действием ряда лекарственных средств - 5-15 мг в сутки; при одновременном приеме леводопы - 3-6 мг в сутки. Избегать быстрых изменений дозировки, резкого перерыва или прекращения терапии. При гиперсаливации до начала лечения тригексифенидил назначают после еды. При возникновении в ходе лечения сухости полости рта назначают до еды (если при этом не возникает тошнота).
Побочные действия: Сухость слизистых, покраснение кожи, головокружение, тошнота, рвота, тахикардия, чувство сдавления в голове, усталость, вялость мышц, уменьшение деятельности потовых желез, запор, нарушение аккомодации, повышение внутриглазного давления, нарушение мочеиспускания, особенно при аденоме простаты, психозы, аллергические реакции. При передозировке возможны нарушения функции ЦНС (психическое и двигательное возбуждение)
Противопоказания: Механические стенозы желудочно-кишечного тракта, мегаколон, аденома простаты с наличием остаточной мочи, ранние сроки беременности, тахикардия, тахиаритмия, острый отек легких. Осторожно - при глаукоме, психозе, свежем инфаркте миокарда.
Особые указания: Под влиянием препарата возможно развитие лекарственной зависимости. Во время лечения не рекомендуется заниматься видами деятельности, требующими повышенного внимания. Пациентам старше 60 лет подбор дозы осуществляют с особой осторожностью из-за повышенной чувствительности к препарату. Во время лечения следует регулярно контролировать внутриглазное давление. В ходе длительного лечения степень выраженности побочных реакций, обусловленных антихолинергическим действие тригексифенидила уменьшается.



Употребление циклодола.

Циклодол – самый старый из лекарственных препаратов, применяющихся для лечения паркинсонизма. В качестве одурманивающего средства препарат начал использоваться в нашей стране в конце 50-х – начале 60-х годов и по степени распространенности и последствиям злоупотребления им стал советским аналогом РСР.

«Мода» на циклодол пришла из психиатрических больниц. В медицинской практике тех лет появился аминазин, произведший революцию в существовавших ранее подходах к психическим болезням. Препарат получил невероятно широкое распространение – его получали практически все страдавшие шизофреническими психозами пациенты. Но имел он и побочные эффекты. В частности, нейролептик вызывал нарушения координации движений – так называемый нейролептический или экстрапирамидный синдром. Поэтому практически всем больным для предупреждения осложнений одновременно с аминазином назначался циклодол.

Пациенты довольно быстро выяснили, что малейшая передозировка циклодола вызывает опьяняющий эффект, а еще большее увеличение дозы (при отмене аминазина) приводит к галлюцинациям.

Циклодол и ряд других аналогичных препаратов и сейчас продается у нас на улицах наравне с наркотиками, но особенное распространение получил в школьной среде. Судя по рассказам наркоманов, немалое количество торговцев наркотиками предлагает школьникам 2-3-го класса попробовать «безвредные таблетки, которые используются как лекарство». По крайней мере у 24% пациентов, страдающих зависимостью от героина, наркотический опыт начался с согласия принять циклодол в школе или на танцах.

Эффекты циклодола

Первая фаза. Она связана с подъемом настроения, или эйфорией. Развивается через 20-30 минут после приема таблеток. Появляется чувство тепла, в первую очередь в руках и ногах. Самочувствие – приятное, в теле легкость. Звуки представляются четкими, краски – яркими и привлекательными. Житейские неприятности отходят на задний план. Человек становится болтливым; движения, вначале плавные, заметно ускоряются. Все вокруг вызывает смех. Такое возбужденное состояние длится еще около двадцати минут и сменяется второй фазой.

Вторая фаза. Через 40-45 минут эффект уже иной – появляется заторможенность в движениях, желание прилечь, головокружение и своеобразное ощущение невесомости. Человека может бросать «то в жар, то в холод». Он как бы видит себя, лежащего на диване, со стороны. При этом меняется вся окружающая обстановка – предметы становятся зыбкими, текучими, «мерцающими». Разными пациентами ощущения воспринимаются по-разному: и как приятные, и как устрашающие. В любом случае в этом состоянии подросток не в силах четко формулировать мысли и даже просто общаться. Именно в этой фазе наркоман теряет ощущение собственного «Я», становясь абсолютно безвольным и внушаемым. Одна из пациенток именно в такой момент была изнасилована 11 (!) молодыми людьми. Характерно, что, в отличие от некоторых других галлюциногенов, картина опьянения циклодолом хорошо запоминается. Эпизод изнасилования отразился на всей жизни молодой девушки.

Вторая фаза продолжается от 2 до 3,5-4 часов, в зависимости от принятой дозы циклодола.

Третья фаза является периодом возникновения галлюцинаций, но фаза эта может и не развиться. Все зависит от принятой дозы препарата и индивидуальной переносимости.

На фоне «невесомости» пациент перестает ориентироваться во времени и пространстве. Сначала появляются своего рода обманы восприятия – щелчки, звонки, странные звуки. Затем – внезапно возникающие образы, главным образом людей или животных. Образы двигаются, разговаривают и отдают приказания. Один из наших пациентов рассказывал, что по приказу «странного деда без глаз» – дело происходило на подмосковной даче – он дошел до станции и лег на рельсы. По счастью, был перерыв в расписании электропоездов. Наркоман понимал, что «деда» нет в реальности, что это галлюцинация. Однако сопротивляться не мог: было легче слушаться, чем сопротивляться. Такого рода галлюцинаторные переживания также могут продолжаться от 2 до 4 часов.

Далее наступает четвертая фаза. Вместо легкости тело наливается тяжестью, наваливается усталость до чувства полного изнеможения. Очень хочется спать, но большинство в такой ситуации уснуть не может. Приблизительно через 8-12 часов состояние постепенно нормализуется.

Подросток, злоупотребляющий циклодолом, имеет характерный внешний вид: на фоне бледно-воскового лица появляется заметный румянец на щеках и резко выделяются ярко-розовые губы. Складывается впечатление, что он «намазался» неестественной косметикой.

Отмечаются мелкие подергивания мышц лица и конечностей. Чаще всего бросаются в глаза мелкие судороги рта и пальцев.

Интересно, что из 82 подростков в возрасте от 12 до 18 лет, которые обращались за помощью, 66 (!) описывают свои ощущения от первых опытов с циклодолом как резко неприятные. Чаще всего применяются слова «кошмар» или «ужастики». Даже легкость и парение во второй фазе для них вещь скорее пугающая и вызывающая тревогу: «Мысли становятся легкими, кажется, вот-вот взлетишь. Но одновременно полностью перестаешь соображать и становится страшно. Если ты не способен соображать, то не знаешь, что случится в следующий момент, не понимаешь, где ты находишься, и это очень страшно».

Несмотря на это, все же 90% из числа обследованных подростков продолжают прием циклодола.

При приеме препарата несколько раз в неделю подросток начинает испытывать стойкий дискомфорт, если не может удовлетворить привычную потребность в дозе.

Через несколько месяцев развивается стойкая психическая зависимость. Потребность в приеме препарата увеличивается. Интервал между приемами сокращается до 24-36 часов. При попытке отказаться от приема препарата наблюдается снижение мышечного тонуса, появляется раздражительность и злоба на окружающих. Мысли о циклодоле вытесняют все. Ребята оставляют работу и учебу, пропадают из дома.

Примерно через год после начала систематического приема общая картина становится удручающей. Мелкие мышечные подергивания оборачиваются частыми судорогами лица и рук – например, непрерывным разжиманием и сжиманием в кулак пальцев рук. Молодой человек постоянно неусидчив, не может долго находиться на одном месте, развинчен, непрерывно вскакивает, совершает массу бессмысленных непроизвольных движений. В период отмены психоактивного вещества (период абстиненции) подобные расстройства усиливаются. К ним относится и слабость, потливость, тошнота, понос, летучие боли в мышцах и суставах.

При малейшей врожденной органической ослабленности нервной системы «неестественное» повышение мышечного тонуса и интенционный тремор легко могут переходить в развернутые эпилептические припадки.

Еще более частое явление – токсические психозы. Например, циклодоловый делирий (циклодоловая «горячка»). Особенно страшен тем, что грань между собственно галлюцинациями, наступающими во время приема циклодола, и приступами «горячки» (отека мозга) практически незаметны для самого подростка. Психоз и удовольствие становятся абсолютно неотличимы.

«Я валялся в комнате и беседовал с огромной добродушной говорящей собакой. Собаку я боялся, но не очень. Вдруг за окном раздалось что-то вроде удара грома и в комнате образовалась толпа разъяренных людей с палками в руках. Они стали лупить собаку и обвинять меня в том, что я с отцом ее откуда-то выпустили. От дикого страха я вылез в окно (15-летний мальчишка, к счастью, жил на втором этаже). Дальше я ничего не помню. Знаю только, что отец нашел меня утром у двери избитым, с выбитыми зубами и с зажатой в руке палкой. Отец говорит, что я ничего не соображал, только бормотал, что должен немедленно кого-то убить; и палку отнять у меня было невозможно. Дальше помню только больницу и себя под капельницей...»

Стоит отметить, что большого числа подобных состояний организм перенести не может. Во время 4-5-го делирия молодые люди, как правило, умирают...

Циклодоловая токсикомания быстро приводит к нарушению нормального развития головного мозга и прямой атрофии нервных клеток. Уже через полгода систематического приема циклодола появляются нарушения памяти. Подросток не в состоянии запомнить даже телефонного номера. Падает способность к логическому мышлению. Самооценка становится невозможной – подросток больше не видит себя со стороны. Развивается глубокая органическая деменция, привычно называемая нами слабоумием.

В рамках юнгианских представлений она будет описываться как исход, конечное состояние процесса «понижения умственного уровня» – слабой интенсивности работы сознания.



Эффекты циклодола.

     Циклодол я употреблял три раза, и могу выделить ряд общих моментов:
     
     - Через полчаса после употребления развивается легкое опьянение, чем-то похожее на эффект травы. Наблюдается также чувство "ватности" в ногах.
     -. В светлое время суток (или при посторонних) этим всё и ограничивается, в других условиях где-то через 2 часа начинаются галлюцинации.
      - В этом состоянии вид собственных или чужих рук вызывает панический страх, так же действует вид собственного (в зеркале) или чужого (вблизи) лица.
      - Галлюцинации возникают, если пару минут смотреть на какой-либо предмет, не фокусируя на нем взгляд. После шести таблеток можно даже фокусировать:)
      - Галлюцинации имели место следующие: граница между белой и зеленой окраской стены подъезда и нитка на жалюзи начинали отчаянно извиваться, какая-то полупрозрачная личность расхаживала по комнате (и даже набралась наглости листать мою записную книжку ;); шнур от настольной лампы пытался куда-то уползти, сколотая краска на двери ванной превратилась в двух больших сороконожек, тут же устроивших показательное сражение; брошенный кем-то в коридоре зеленый мяч окрасился в ярко-оранжевый цвет и катался кругами; банка консервированных польских шампиньонов стала очень похожа на усатого мексиканца в сомбреро, который пел под гитару что-то этническое.
      - На следующий день особо неприятных последствий не наблюдается.


Трипрепорт 1.

     Некоторым случайным образом у меня оказалось две пачки халявных таблеток под названием циклодол (20 таблеток по 0,002 г.)
     Ночью я изучил всю доступную информацию про него. Оказалось, что он не особо токсичный, то есть небольшая передозировка не может привести к серьезным последствиям. Самый удивительный эффект, который должен был вызвать циклодол, - это визуальные галлюцинации.
     В 16:20 у меня дома мы с Q. заглотили по пять колес (средняя доза), запили чаем и поехали гулять в институтскую часть города. Я сидел в автобусе и с нетерпением поглядывал на часы. По моим расчетам, должны уже были начаться первые галлюциногенные эффекты. Но их нифига не было. Я всматривался в лица окружающих меня людей, которые (по описанию тех, кто пробовал циклодол), должны были начать подмигивать, шевелить волосами и усами, двоиться и т.д.) Все как обычно, ни одного намека на глюку. Мы подъехали к нужной остановке. Я пробую встать. Оба-на. Я почувствовал, что мое тело стало раза в три тяжелее, чем я его обычно ощущал. Неуверенной походкой, плавно и грациозно, держась обеими руками за поручни, я двинулся к выходу из автобуса. Ох уж эти ступеньки. Это ужас какой-то. Пришлось проявить нечеловеческие усилия и внимание, чтобы спуститься вниз.
     Q. тоже отметил, что стал как-то по-другому ощущать свое тело, в виде какой-то непонятной субстанции, полуотделившейся от сознания. Еще у него, по его выражению, появилось настроение "не от мира сего". Нам обоим все цвета, а также свет фонарей и фар, стали казаться намного более яркими. На улице было очень холодно. Решили поехать погреться в университет. Опять садимся в автобус.
     В автобусе много народу. Почти все о чем-то болтают. Раньше основной звук, который я слышал в автобусе, это звук его мотора. Теперь мотора я не слышу, а слышу огромный поток человеческих голосов. Измена! Мне начинает казаться, что большинство голосов обращено ко мне. Я судорожно поворачиваю голову то в одну, то в другую сторону. В конце концов успокаиваюсь. Выходим на остановке "Университет". Поднимаемся по ступенькам в главный корпус. Гребаные ступеньки! Мои ноги кажутся мне слишком тяжелыми. Когда я прикладываю нормальные усилия для поднятия ноги, мне кажется, что нога отрывается от ступеньки слишком слабо и я сейчас споткнусь о следующую ступеньку. Измена! Чтобы не споткнуться, я отдергиваю ногу от ступеньки с утроенной силой. Она задирается чуть ли не до уровня колена. Много бы я дал, чтобы посмотреть на свою походку со стороны. Хорошо, что университет был почти пустой и нас никто не видел.
     Посмотрев новое расписание и согревшись, мы поехали в общагу, вытащили оттуда одного друга (X), который ни о чем не подозревал, и поехали ко мне на дачу. Когда я сидел в холле общаги, висящие на стене картины стали трехмерными, причем глубина и расположение отдельных элементов плавно изменялись. Очень прикольно.
     Вскоре мы оказались на даче.
     Наколов дров, растопив печку (этим, естественно, занимался X) и перекусив, мы решили, что эффект какой-то половинчатый и слабый. Видно, это то ли из-за того, что мало съели, либо индивидуальная переносимость этого препарата у нас слишком хорошая. Циклодол - холинолитик, то бишь временно изменяет принцип работы ацетилхолиновых нейрорецепторов. У меня они вроде бы не подвергались до этого внешнему воздействию вообще, так как я не курю и у меня не было мускариновых отравлений. Q - курильщик. У него они (эти рецепторы) знакомы с никотиновой щекоткой. Недолго думая, через четыре часа после первого закидона, то бишь в 20:20, мы глотанули еще по пять таблеток.
     Минут через сорок и в самом деле начались глюки. По потолку забегали мухи; выйдя на улицу, я увидел обнимающуюся парочку. Вздрогнув, отвернувшись, и взглянув опять в ту же самую сторону, я понял, что это куст с раздвоившимся стволом. Но самое главное в нашем трипе - это не галлюцинации. Основным эффектом была почти полная потеря кратковременной памяти. Объяснить друг другу было почти ничего невозможно. Если я пытался выразить мысль сложным и длинным предложением, то непременно забывал начало этого предложения. Цепляясь за последние три слова, я пытался вспомнить начало своего высказывания. Однако секунд через пять я забывал целиком не только свое суждение, но и тему всего нашего разговора. Доходило даже до таких приколов.
     - Я пойду на кухню за тарелкой (мысль, выраженная вслух).
     - Хорошо.
     Выйдя в коридор, я задумываюсь: Зачем я вышел из комнаты? Возвращаюсь в комнату и спрашиваю у Q.
     - Зачем я выходил из комнаты?
     - Не помню.
     Он пробует что-то мне сказать, наивно пытаясь выразить свою мысль сложносочиненным предложением с обилием прилагательных и красочных метафор. Так и не дойдя до точки, он хмурит лоб от напряжения.
     - О чем я говорил?
     У меня в голове последние четыре слова, то бишь вместе с его вопросом целых семь. "Это уже прогресс" - подумал я. Последнее суждение было явно лишним, так как во время него заветные четыре слова быстро погрузились в туман. Я лишь развел руками и сказал самую распространенную фразу вечера:
     - Я не помню.
     Через пару часов память начала восстанавливаться. Но приглючения еще не закончились.
     Когда выключили свет и все погрузилось в полный мрак, появилась полная уверенность в том, что темнота кишит различными живыми существами. Когда я стал шагать по темной комнате, практически каждый шаг сопровождался каким-то движением, мельканием, шорохом, на основании которых создавались яркие эйдетические образы. Я лег спать. Не тут-то было. Едва я закрыл глаза, перед глазами весело затанцевали огоньки разных размеров и оттенков. Временами они затухали и перед глазами появлялись какие-то флаги, разукрашенные различными геометрическими фигурами. Эти флаги вращались одновременно в нескольких плоскостях. Они то скамкивались в тряпку, то развевались, как на ветру. Иногда видение прерывалось вспышками танцующих огней, потом появлялись опять флаги.
     Вскоре я заснул. Снов не помню. На следующее утро я проснулся, как ни в чем не бывало. Никаких побочек не было. Я четко разделил и идентифицировал, что в течение вчерашнего вечера было глюками или игрой воображеня, а что реальностью. Единственный прокол заключался в том, что я не мог однозначно решить, действительно ли в универе уже повесили новое расписание и мы его лицезрели, либо это мне приснилось. Впрочем, после напряженных воспоминаний, я правильно склонился к тому, что расписание мы смотрели в реальности. Я даже умудрился вспомнить несколько названий предметов. После этого я попробовал прочитать страницу из книги и пересказать, по возможности подробнее, содержание прочитанного. Все в порядке. Память, по меньшей мере, не ухудшилась.
     
     Вывод: я читал где-то, что употребление циклодола (другое название паркопан) является дурным тоном и что ниже него стоят только растворители. В целом я согласен с этой точкой зрения, хотя я и не пробовал, да и не собираюсь пробовать растворители. Трудно вынести из трипа какое-нибудь озарение. Хотя, пожалуй, можно осознать, как следует общаться с людьми, у которых повреждена краткосрочная память.
     Глюки и эйдетические образы слишком сумбурные и хаотичные, не производящие к тому же сколь-нибудь сильных эмоциональных переживаний. Вряд ли целесообразно пытаться толковать их по Фрейду, Адлеру, Ранке, Грофу, Юнгу или каким-либо иным образом. Неплохо было бы найти препарат, который действует на те же самые рецепторы противоположным образом. (Впрочем, я не знаю, возможно ли это и даже не знаю, оказывает ли циклодол нейромодулирущее или прямое нейромедиаторное воздействие, и, в случае нейромедиаторного воздействия, являются ли они агонистами, частичными агонистами или антагонистами целевых рецепторов).
     Возможно, что "Антициклодол" вызвал бы резкое увеличение краткосрочной памяти. Конечно, это было бы временное расширение памяти, но оно могло бы быть очень хорошим вспомогательным средством для обучения. Обучаясь в состоянии улучшенной краткосрочной памяти, субъект мог бы эффективно структурировать поступающую информацию, проводить логические операции анализа и синтеза полученных данных. После чего обработанные знания отправлять путем повторения в долгосрочную память.
     Хотя такое применение маловероятно, так как ацетилхолиновые рецепторы содержатся во многих областях головного мозга и выполняют множество различных функций. Следовательно, сложно добиться высокой избирательности воздействия, следовательно, сложно будет избежать множества побочных эффектов.
     Кстати говоря, у меня все эффекты исчезли на следующее утро, а у Q. Эти эффекты наблюдались еще в течение следующего дня. В связи с этим интересно было бы узнать механизм метаболирования циклодола (если такой существует, и существуют ли ингибиторы ферментов его метаболирования?), а также за какие сроки сам циклодол и(или) его метаболиты выводятся из организма.


Трипрепорт 2: Циклодоловые бродилки.

     Итак, на мой недавний день рождения один хороший знакомый aka одногруппник презентовал мне неполный лист (15 таблеток) борщаговского циклодола. Выждав пару дней, чтобы прошло тяжелое похмелье, я направился в другой институт за одним чуваком, с которым пообещал разделить трип. Он (в дальнейшем - Q.), естественно, согласился ради такого дела уйти с последних пар.
     Вот мы на улице, где тут же купили бутылку какой-то дешевой газированной жидкости. Решено было далеко не отходить, поэтому остановились практически рядом с институтским стадионом.
     Hеподалеку расположились два индивида с бульбулятором и опасливыми взглядами по сторонам. Что ж, каждому свое. Дунуть мы всегда успеем.
     Я приготовил небольшой блокнотик и ручку, дабы фиксировать время и ощущения. Хаваем по 7.5 таблеток. Каждая - 0.002г.
     12.50. Закинуто последнее колесо и запито напитком. Так как домой идти было нельзя по причине наличия предков, мы направились пешком в направлении движения транспорта, едущего на район Q.
     13.00. Hачалось. Появились первые признаки прихода: странные ощущения, продолжительный смех, ходьба какая-то непонятная.
     13.04. Hад дорогой между столбами на проволоке висел дорожный знак, что-то ограничивающий. Он раскачивался от ветра и время от времени сверкал, отражая солнце.
     Я: - Глянь, знак прикольный.
     Q. - Вот я и говорю, блестит. - он запнулся. - Я это сказал или подумал?
     Время от времени мы выплевывали довольно большое количество жидкой пенистой слюны. Причем это происходило как-то особенно. Идешь себе, идешь, как вдруг понимаешь, что весь рот заполнен слюной. Выплевываешь все на землю и тут же про нее забываешь.
     Периодически смотрели на свои руки. Привычка от предыдущих трипов: когда ладоней не видно, значит, колбасит. Расфокусировки еще не наблюдалось. Во время очередного взгляда на руки что-то несильно, но внезапно, кольнуло меня в палец. Я испугался и тут же инстинктивно резко дернул рукой в сторону. Измена. Q. засмеялся.
     13.16. Абсолютно от балды мы свернули в большой яр, где находился городской родник, но к нему не пошли: далеко. Чтобы выйти к остановке, мы начали спускаться по крутому грязному склону вниз. Вот тут уже стало довольно прикольно. В голове туман, боязнь чего-то. Я спускался медленно, осторожно, мелкими шажками, чтоб не упасть. Затем требовалось перейти через мостик над ручейком. Тоже достаточно необычное ощущение. С двух сторон вода, бетонный мостик кажется таким хрупким, шатким. Измена.
     Вскоре мы вышли к проспекту и зашли в студию звукозаписи: я хотел послушать музыку, чтобы узнать, как она будет восприниматься. Однако ничего не вышло. Q. вошел в помещение и тут же вышел оттуда с испуганно-смеющейся рожей. Оказалось, что там не было покупателей, а только три продавца. Измена.
     13.28. Мы вышли из студии и решили не садиться в троллейбус, а продолжить прогулку пешком. Цвета одежды прохожих стали особенно яркими. Периодически я останавливался и продолжительно смотрел на что-нибудь: руки, асфальт, стену дома, рекламные плакаты. Мир изменился.
     13.40. Мы прошли пешком уже четыре с половиной троллейбусных остановки. Снова взглянули на ладони, поднесенные к лицу примерно на 30 см. Вместо них наблюдалась бесформенная розовая пятипалая масса. Вот оно. Руки, удаленные от глаз чуть дальше, смотрелись более-менее, хотя иногда были исключения. С этого момента должны начинаться глюки. По крайней мере, во время предыдущих трипов они начинались именно тогда. Этот опыт с циклой не стал исключением. Теперь, если пристально смотреть в одну точку текстурированной поверхности, не моргая и не дергая глазами, наблюдалось морфирование объектов (камешков, коры деревьев, асфальта). Они как бы переливались, перетекали из одного вида в другой. Вроде видишь одно, а через две секунды оно уже совсем другое. При этом отсутствовало так называемое слайдшоу. Картинки сменяли друг друга не резко, а плавно и незаметно. Двумерные объекты выглядели трехмерными за счет выпуклости или вогнутости, зачастую и того, и другого. Кожа окружающих людей, включая себя самого, приобрела устойчивый розовый цвет. Яркая одежда прохожих прямо-таки излучала что-то, непонятную какую-то энергию. Лицо Q. было ужасно прикольным. Такое все равномерно розовое, без изъянов. Вроде его лицо, а вроде и нет.
     Слюна теперь выделялась в исключительно небольших количествах в виде белоснежной капли пены. Я отметил сухость в горле и странный неприятный привкус во рту. Глотать противно.
     13.47. Прошли уже пять остановок. Приход накатывается непериодическими волнами. Hе могу разобрать, то ли меня прет, то ли грузит. В блокноте отмечено произнесенное мной слово "ремантитили". Hе помню, когда я его выдумал, но знаю, что оно означает. "Ремантитили" - это люди, выполняющие ремонтные работы. ;)
     13.54. В блокноте запись: "Чипсовое покрытие". По-моему, это словосочетание мы увидели на одной из витрин. Сейчас мы перемещаемся где-то между пятой и шестой остановками.
     Hаблюдалась такая особенность. Когда я спрашивал Q. о чем-либо, а он переспрашивал, то я в 75% случаев повторить вопрос не мог. Забывалось все начисто. У него тоже. Если что-то рассказываешь или тебе рассказывают, то малейшая заминка приводит к потере смысла, темы, содержания рассказа. Вспомнить очень трудно. Иногда слышны голоса или целые фразы Q., которые он не говорил. Переспрашиваешь, а он смотрит большими глазами и улыбается: "Я ничего не говорил". Можно услышать, как тебя кто-то зовет. Иногда - измена.
     Дальше я практически не записывал, потому как делать пометки стало практически невозможно. Hадо было вытягивать далеко вперед руку с блокнотом, чтобы хоть что-то видеть, затем вспоминать события, мысли, которые хотелось зафиксировать, а это довольно сложно.
     Мы присели на скамейку на шестой по счету остановке. Троллейбусов нихрена нету, а ведь следующая остановка после длинного моста. Было решено некоторое время посидеть и подождать транспорт.
     Я мог контролировать глюки. Hапример, смотрел на стенку, на которой красным (красным ли?) маркером начертано "RAP". Просто взял и уставился в это слово. Затем отдал мыслеприказ, чтобы надпись сдвинулась. Она плавно зашевелилась и начала как бы плавать на стене. Круто.
     Если смотреть на асфальт, то он постоянно меняется. Во-первых, он трехмерный. Из него торчат то какие-то сучки, то просто выпуклости. А когда я долго на него смотрел, то асфальт стал анимированным. Какие-то малюсенькие создания, машинки, людишки куролесят. Ими тоже можно немного управлять, но они постоянно меняются, превращаются в кого-то. Я способен глазами двигать мелкие бумажки на земле, листья, окурки и прочий мусор. По большей части мы молчим, либо я просто не помню, о чем говорили тогда. Hаблюдаем за миром.
     Переходить дорогу страшно. Измена от любого внезапного звука. Hапример, когда машина сигналит, автобус резко стартует или же просто от чьего-то неожиданного возгласа, смеха. Измена.
     Троллейбусов нет. Решаемся-таки пойти по мосту. В середине моста дорога для транспорта, по бокам дорожки для пешеходов. С обоих сторон мост ограничен невысоким заборчиком. Измена огромная. С одной стороны рев машин, а с другой - пропасть, хоть и за заборчиком. А еще ощущение, что мы идем по узенькой тропинке. Я старался смотреть только под ноги. Вздрагивали при малейшем громком звуке. Измена.
     Мост перешли. Стоим на остановке (это уже седьмая), троллейбусов нет.
     Мы подождали сколько-то минут, так как уже порядком устали. Через время подъехала парочка троллейбусов, но один был ужасно забитым, а второй не того маршрута, поэтому мы потащились на следующую (восьмую!) остановку. Там приехал нормальный троллейбус, и оставшиеся всего лишь две с половиной остановки мы проехали без особой сложности.
     Добравшись наконец-то до конечной, мы вышли (кстати, ощущения при выходе говорили о том, что еще не попустило). Было решено зайти к одному из наших друзей. Запись в блокноте:
     "Мы у дона Хуана. 14.56." (фамилии и имена изменены ;)
     После этого провал в памяти.
     Помню только, что ехали мы вдвоем с Q. в трамвае. Я смотрел куда-то в сторону. Вдруг Q. меня дернул за куртку. Я повернулся и увидел нашу общую знакомую чувиху. Поздоровались. Она у меня спрашивает:
     - Ты куда?
     - Домой, - отвечаю я.
     Затем она мне начинает что-то говорить. Говорит, говорит, а я абсолютно ничего не понимаю. Различаю отдельные слова, а смысла и связи никакой не слышу. Сообщил об этом Q. на ухо. Он только улыбнулся. По-моему тоже нихрена не понимает. Я наклонился к этой девчонке с просьбой повторить. Она повторила, но снова безуспешно.
     Помню также, что мы заходили еще к одному чуваку. Запомнилось это событие благодаря его рукам: в отличие от наших розовых, у него были красные. Если нажимать пальцем ему на кисти, то там на пару секунд оставались белые пятна. По-моему, именно от него мы ехали в трамвае.
     Последняя запись в блокноте: "The End ~16.00." Я не знаю, что хотел этим сказать, потому что мой трип еще не закончился.
     Я поехал к себе домой. Чтобы туда попасть, мне надо вернуться в то место, где мы начинали. Там находятся институт Q. и метро.
     Опять провал.
     Я зашел в подземку. В щель для пластиковых карточек попал не с первого раза, но попал. Уже хорошо.
     Встал у платформы и начал смотреть на стену, выложенную темными плитками. Это было что-то. Узоры на них тут же стали трехмерными, задвигались, запереливались. Жаль, что нельзя долго смотреть не моргая. Оторвал меня от созерцания грохот поезда. Измена.
     В поезде я уселся на скамью, выбрав место, напротив которого было наибольшее количество рекламных плакатов. Заметил некоторые особенности. Если смотреть на надпись, то она просто плавно двигается. Если смотреть на некоторые рисунки, то они исчезают вообще. Их место заполняется фоном плаката. Были рисунки, показывающие мультики. Были просто картинки, двигающися относительно других. А вот если на плакате человеческое лицо, то это вообще офигенно. Оно моргает глазами, шевелит носом, беззвучно разговаривает. При малейшем движении глаз все приходит в норму, но через секунду-две начинается сначала. Если на плакате какой-то текст, то его нельзя понять. Прочитать можно, а осмыслить - нет.
     Очередной провал. Мне еще на троллейбусе после этого надо было примерно полчаса ехать, но самого пути не помню.
     Я пришел домой. Под ноги прикатился мой виляющий хвостом коккер-спаниель. Однако выглядел он как кошка. По крайней мере, размером стал с кошку. Маленький такой, идиотский кошкообразный спаниель. Зачем он нам такой нужен?
     Хочется есть, но не получается. Хлеб кажется мыльной ватой. Салат имеет вкус множества безвкусных ледяных кубиков. Вода отвратительна, ей можно только рот полоскать. Это галимое ощущение появилось давно, мы назвали его "говно во рту".
     Уселся перед телевизором. Hичего не понятно. Все слова различаю, а смысла никакого. Если сидеть и уставиться в экран, не моргая, то через секунд пять все предметы из комнаты исчезнут. Останется только экран и темнота. Потом темнота на секунду прояснится, а предметы вернутся, но не надолго. Снова темно. Этот мрак накатывается волнами, сначала в правый глаз, затем в левый. Hо экран не исчезнет. Помню, что смотрел новости какие-то. Сидел дурацкий мужик и что-то грузил. У меня был глюк, что он объемный, но не вылазит из-за экрана. Задний фон далеко, мужик близко. Красиво так. Со звуком вообще измена полнейшая. Как только раздается что-то громкое, неожиданное, или просто кто-нибудь переключит ДУшкой каналы, я тут же дергаюсь, озираюсь, сердце стучит, руки дрожат. Измена!
     Еще глюк. Когда я вошел в ярко освещенный туалет и зафиксировал зрение на стене со светлыми обоями, через пару секунд все исчезло: и унитаз, и бачок, и трубы. Hо осталась не темнота, а наоборот, белый свет. Hичего не видно. Свет накатывался не резко, он плавно заполнял правый глаз, потом переливался в левый. Было физическое ощущение жидкого света в глазах. Я так понял, что какого оттенка вокруг тебя больше, тот и зальет все вокруг. В комнате с телевизором много темных полок с темными книгами, поэтому я остался в темноте. А в туалете светло, и я ничего, кроме белизны не увидел.
     Дальше. Любые линии, как прямые (между дверей шкафа), так и изогнутые (провод от мышки), постоянно извиваются, границы линии (если так можно назвать (по-другому - боковые грани спроецированного на плоскость цилиндра) волнами дергаются, трясутся.
     Дома находились родители. С ними я старался не общаться, хотя, как выяснилось позже, в этом не было необходимости. Язык не заплетался, глаза нормальные. Однако когда кто-то произносил длинную фразу, приходилось переспрашивать, ибо начало фразы исчезало. Иногда мне казалось, что меня зовут, но я старался это игнорировать. Если же звали повторно, значит не глючило, приходилось идти.
     Затем меня выгнали на улицу гулять с собакой. Я согласился, однако, не учел того, что пес полностью черный и на улице темно. Короче, он потерялся. Hичего не видно, свистеть не получается, каждый куст я принимаю за него. К счастью, вскоре собака сама меня нашла.
     Идем рядом. В темноте не могу определить, где хвост, а где морда. Иногда казалось, что у него с обоих сторон морда или хвост.
     Погуляв, мы вернулись домой. Замеченные мной последние глюки: морды с постеров, как и в метро, шевелят беззвучно губами, подмигивают, трясут волосами. Когда я смотрел на обои, то рисунок на них исчезал, а сами они становились однотонными. За компом сидеть невозможно. Изображения и буквы слишком расплывчатые.
     Hочью во сне читал какую-то книгу. Запомнил только, что в написанном просматривался четкий смысл, логика, которые днем полностью везде отсутствовали. Еще менты снились. Приняли меня, потому что я не мог дверь в метро открыть, уж больно тяжелая. Часа в четыре утра проснулся, еле-еле заснул в шесть.
     Hа следующий день последствия вчерашнего ясно чувствовались. Привкус во рту хоть и остался, но есть стало можно. Все движения казались плавными, мягкими такими, спокойными. Туман в голове рассеялся не полностью. Hаблюдалась вялость, нежелание шевелиться. Фокусировка зрения шла с некоторыми (зачастую продолжительными) задержками.
     ...
     P.S. Виделся недавно с Q. Оказалось, что когда он пришел домой, то им отключили на два часа свет! Представляете! Два часа сидеть уделанным в темноте!